Выступление начальника службы эксплуатации ООО "Ленсеть" Анатолия Анучки перед председател

Вопрос:

- Низковольтные линии вы можете взять без реконструкции?

Анатолий Анучка:

- Конечно! Мы же их уже отдали в комитет. И в январе месяце будем понимать, выделяют ли нам деньги на эксплуатацию этих сетей. Я повторюсь: на эксплуатацию.

Вопрос:

- Я к тому, что у нас содержать эти линии никакого интереса, одни убытки. А у вас там уже будет все по-другому.

Анатолий Анучка:

- 12 садоводств отдали нам сети 0,4 кВ. Ждем января месяца, когда комитет скажет, дадут ли нам на них деньги. Всем им мы написали: если ваши сети на войдут в тарифное регулирование, заберите их, пожалуйста, обратно. Я их не смогу на свои деньги содержать.

Вопрос:

- Линии 0.4 кВ находятся в собственности садоводств. Стоимость каждой такой линии миллионы рублей. На основании какого договора передается имущество и на основании какого документа оно может быть возвращено?

Анатолий Анучка:

- До тех пор, пока сетевая компания находится в тарифном регулировании, она получает финансирование. К договору пишется доп. соглашение: в случае, если компания лишается тарифного регулирования, сети переходят обратно к тому собственнику, у которого электросетевая компания их приобрела. Причем, с неотделимыми улучшениями. Сетевая компания не сможет обслуживать сети без финансирования государства.

Вопрос:

- Садоводство фактически подарит сети, потому что никакого возмещения в денежном плане садоводству не будет. Садоводство передает имущество безвозмездно. Потом на основании доп. соглашения хочет вернуть обратно, но уже произведены неотделимые улучшения. И садоводство будет вынуждено компенсировать электросетевой компании стоимость неотделимых улучшений?

Анатолий Анучка:

- В доп. соглашении прописано: возвращается вам обратно с неотделимыми улучшениями.

Вопрос:

- Безвозмездно?

Анатолий Анучка:

- Конечно! Любое предприятие не сможет содержать сети без финансирования. Финансирование дает государство.

Вопрос:

- Без возмещения стоимости неотделимых улучшений?

Анатолий Анучка:

- Конечно, я же не свои деньги из кармана потратил. Зачем же я у вас буду спрашивать их обратно?

Вопрос:

- На основании какого договора садоводство передает сети?

Анатолий Анучка:

- Как придумаете. Хотите – договор купли-продажи, хотите – безвозмездно. Можете встретиться с нашими юристами и обсудить все нюансы, чтобы устроило и вас, и нас.

Вопрос:

- Анатолий Михайлович, первый диспетчерский телефон никогда не работает. По второму только дозваниваюсь до вас.

Реплика:

- Второй год работаю как председатель, как только что-то случилось, позвонила - тут же едут. Я в городе нахожусь, всегда берут телефон. А вы говорите, не берут телефон. У меня каждый садовод знает телефон Юрия Николаевича и дежурной бригады, а вы говорите, что они не работают. Что вы молчите все? Получается, вы все согласны с ним, что они не работают?

Людмила Исаева, председатель ССНТ Мшинская:

- Заявка должна быть подана в письменном виде. Для того, чтобы вы подстраховали себя – это раз. Во-вторых, по письменной заявке каждый из нас может потребовать исполнения в срок, который там обговаривается.

Анатолий Анучка:

- Аварийные заявки подтверждаются у председателей, когда полностью отключен дом. Без председателей такие участки не подключаются. Сложные заявки мы всегда согласуем с председателем.

Мы платим потери за ОЭК, за их 12 подстанций - приличные суммы. Эти суммы можно было бы куда-то в сети пристроить. А потери не оплатишь - у нас договор с ПСК, как и у вас, на покупку потерь. То есть вы не платите за трансформаторные потери, которые в сетях 10 кВ. Будем судиться. Два раза мы в ПСК приезжали и писали акт недопуска. Нас не допускают, а трансформаторы гудят. Раньше ОЭК был сетевым предприятием и платил эти потери (или не платил, но должен был платить). Сейчас без тарифного регулирования компания не может этого делать.


Избранное
Новое